Главная   |  Новости   |  Скальпель спишут в архив?
27 мая 2015

Скальпель спишут в архив?

Академик РАН Юрий Белов: Робот готов заменить врача, даже в операционной

Yurii-Belov.jpg

В последние десять лет хирургия радикально изменилась. Вплоть до того, что при некоторых операциях теперь не требуется использование скальпеля. А что же требуется? Об этом обозреватель "РГ" беседует с ведущим сердечно-сосудистым хирургом России, директором университетской клиники Первого МГМУ имени И.М. Сеченова академиком Юрием Беловым.

Юрий Владимирович, лет двадцать назад я смотрела, как вы оперировали аневризму аорты. Помню, что первый разрез был сделан скальпелем. Без этого инструмента операции были невозможны. Времена изменились?

Юрий Белов: Еще как изменились! Не только скальпель не всегда теперь нужен. Уже проводятся операции, когда в операционной нет и самого хирурга. На нас наступает роботизированная хирургия.

Видела, как справляется с опухолью предстательной железы робот Да Винчи. Этому "деятелю" - имею в виду робота - можно доверять как самому себе? Даже "впустить" его в сердце, сосуды?

Юрий Белов: Да, можно. Даже при таких сложнейших операциях, как аортокоронарное шунтирование, протезирование аорты и сосудов грудной и брюшной полостей.

У вас, такого опытного хирурга, сердце не замирает, когда вместо вас в святая святых - в сердце - внедряются искусственные руки?

Юрий Белов: Поначалу казалось и невозможно, а главное страшно. Но к этому, уже очевидно, - идет привыкание, как к современному смартфону. Хотя лично я пока таких операций не провожу. Пока лишь был их наблюдателем в зарубежных клиниках.

Впечатление?

Юрий Белов: Уверен, что это хирургия будущего. Откуда такая уверенность? Сейчас уже появились самолеты без летчиков - беспилотники. При этом исключается человеческий фактор. А значит, и никаких неожиданностей, типа усталости пилота, быть не может. Подобный процесс уже начался, уже идет в хирургии. Приведу пример. Стало практикой, в том числе и в нашей стране, когда суженные сосуды сердца расширяют при помощи зондирования через бедренную артерию. Раньше, чтобы такое сделать, хирурги вынуждены были скальпелем произвести большой разрез, "распиливать" грудину. Естественно, такое невозможно без остановки сердца. Операция в среднем длилась пять часов. А после нее пациент не менее десяти дней проводил в стационаре.

Теперь это уже и не называется операцией. Отныне это именуется манипуляцией и проводится почти в амбулаторных условиях. Многие наши пациенты после этого в тот же день садятся за руль и едут домой. Есть еще вопросы по поводу внедрения роботов в хирургию? Эти же роботы применяются во всей грудной хирургии, в хирургии желудочно-кишечного тракта, урологии и так далее.

В вашей клинике роботы есть?

Юрий Белов: Есть. Но хочу заметить: скальпель вытесняется не только роботами. В сегодняшней хирургии немало иных вспомогательных средств. Скажем, во время операции по поводу аневризмы аорты вместо огромного разреза под контролем рентгена через бедренную артерию устанавливают протез аорты. Только это не тот привычный и знакомый практически всем рентгеновский аппарат, который снимает грудную клетку. Это супер современная рентгеновская компьютерная установка. Для понимания: обычный рентген подобен старому пленочному фотоаппарату. А нынешняя установка - из цифровых. Ее "уму" не грех позавидовать: с ее помощью можно установить в сердце искусственные клапаны, ликвидировать врожденные пороки сердца.

Это уже даже и не похоже на фантастику. Однако не все, кому показаны такие вмешательства на сердце, имеют возможность именно с их помощью избавиться от мучительного недуга.

Юрий Белов: Уровень хирургии не везде одинаков. Да он и не может быть таким. Другое дело, что должны быть четко определены центры, в которых такая помощь возможна. И эти центры должны быть доступны всем, кому такое лечение показано. Для этого надо определиться с приоритетами, определить те учреждения, в которых есть не только современная техника, те же роботы. Главное - должны быть кадры и врачей, и среднего медперсонала. И обязательно желание работать по-новому. А вот именно с кадрами, с желанием - самые большие проблемы. Срабатывает сила инерции, привычка ничего не менять. Это весьма опасно. Опасно жить, ничего не меняя.

Будущее клинической хирургии - это совокупность сверхвысоких технологий. Еще не в столь отдаленные времена не было даже такого понятия, как гибридная хирургия. Теперь это практика. Появились гибридные операционные. Еще десять лет назад их не было и в помине. Что значит гибридная? Это когда в современной операционной над одним пациентом "колдуют" и хирург, и рентгеновская установка. Установка или "бродит" по потолку, или скользит по полу. И в любую минуту "вмешивается" в процесс исцеления.

Этим вмешательством командует врач?

Юрий Белов: Не только командует. Именно врач под контролем установки и проводит все эти манипуляции. Да, может стать ненужным скальпель. Может быть до отказа нашпигована операционная самой современной техникой. В том числе и роботами. В последнее время Москва по уровню насыщения современным оборудованием вышла на европейский уровень. Но, к сожалению, не могу сказать, что на этот уровень вышла наша хирургия. Мы пока не готовим врачей, владеющих технологиями будущего. Учим на симуляторах. Но этого явно мало. Надо учесть и то, что повсеместно "погоду" в лечебных учреждениях делают, и в ближайшее время еще будут делать, врачи среднего возраста. И их, познавших тонкости классической хирургии, необходимо ввести в орбиту новых технологий, чтобы они использовали ее в практике лечения.

Да, да здравствует современная техника. Но главной фигурой врачевания всегда был и останется врач. И любую модернизацию службы здоровья надо начинать с врача.

Визитная карточка

Белов Юрий Владимирович родился в 1954 году в Китае. С отличием окончил Куйбышевский (Самарский) медицинский институт (1977 г.), клиническую ординатуру по общей и торакальной хирургии (1979 г.). С 1980 года по 2012-й работал в Центре хирургии имени Петровского в Москве. С 2012 года директор клиники сердечно-сосудистой хирургии Первого Московского медицинского университета имени Сеченова.

Имеет уникальный хирургический опыт нескольких тысяч операций на сердце с искусственным кровообращением, аорте и ее ветвях, сосудах нижних конечностей. В совершенстве владеет операциями по аорто-коронарному шунтированию, протезированием клапанов сердца, резекции аневризмы левого желудочка в сочетании с аорто-коронарным шунтированием и др.

Автор 13 монографий и более 950 научных публикаций.

Вице-президент общества ангиологов России, член Европейского общества сосудистых хирургов, член Американского общества торакальных хирургов, член правления Всероссийского общества сердечно-сосудистых хирургов.

Академик РАН, Лауреат Государственной премии, заслуженный деятель науки. Женат, отец двоих детей.

rossiiskaya-gazeta.png

"Российская газета" - Федеральный выпуск №6590 (19)

Текст: Ирина Краснопольская